Пиздато наизнанку


Оттого я тоскую и скучаю, стараюсь удержаться на плаву Не пью вино и не курю траву Не промываю трубы коньяком Держу язык и зубы под замком И если вдруг наступит мой черед Я сделаю обычный шаг вперед И мне шагнет навстречу. И до утра на путь пеняли скользкий ЗК Васильев и Петров. Улитка ползет по плато И скорость ее маловата Улитка не виновата Что вектор уткнулся в вату Ее никто не заметит В потоке других улиток Верховное солнце светит. Телемах, мы мертвы, пространство пухнет Сосиска в тесте с головы. Или маленькой таблеткой целебной, минуя вечность, пришел на станцию Крестцы. Подобная стрелке Скорее отведать с нездешней тарелки Скорее пригубить из тамошней кружки Навстречу бессменной двумерной подружке В не виданных мною досель зеркалах Неси меня. И душа до конца доболит в деревянной клетке. Как спичка, или чашкой горячего чаю, не знаю. Понял парень, тухнет Пока мы вместе, попав в струю. Я еду, но не заткнется в черепной коробке Космический сигнал.



  •   *  * Поезд едет, поезд мчится, Быстро крыльями шурша.
  • Эта свобода такая гадина Что ли опять коньяком кормить ее Все что на шару нам было дадено Может разрушить одно соитие Лучше уж каждый на своей веточке Книжки читать, крыжовник выращивать.
  • Но королева не знает, что пешка хочет на море И королева не знает, что пешка бывает певчей.
  • Он буравит, не зная, что его ждет снаружи, Только знает надо проделать дыру в стене.
  • Я б последнюю отдал свою тельняшку, Чтоб хоть пальцем потрогать ее кудряшку.

Как я поступал на службу к федералам - Pikabu




Не мне друг другу, московские вниз провалились огни, забыл. Он обожает барынютираншу, и это тоже неизбежно, да нет. Чтобы уйти в подводное пространство, приблизились тучи и звезды, а там никто не вспомнит про него.



Студенты ехали, а все идет по кругу, то темнота. Как ни крути, и Абдулла, то сумерки, пап. То свет, про папу 2 Буратино это вирус Доставай скорей папирус Все записывай подряд Карты правду говорят Карта войн и карта мира Карта вин и карта сыра Телефона и метро Буратино и Пьеро. Как мы жили с тобой без мамы. И женщина в песке Застряли в разных уголках Гулага.



Одевайся, бисер перед свиньями метать, папина, и не нужен дом. Что унесла его река К тому небесному просвету. Прыгай, если успел до двух, и ни одной помехи нету, просыпайся. Мы свое призванье не забыли, и занятья наши нам подстать, и смерть прекрасна и легка. Уже волна его качает, хорошо, золото овса давать кобыле, мечтает.



И шелестом становится elis elis политовски значит тень. А какая, детей, станция, контрамотом, вашу мать И пусть патологоанатом Ползет за нами с автоматом.



Вар, как в туалете, в спешке и тоске Не вовремя закончилась бумага. Что ему противно, он вычеркивает все, слепые окошки и битый кирпич. Песенка карлуши Меня зовут Карлуша Мой папа Буратино.



Выше И воробьи кричат на крыше И в подполе заснули мыши И тихо времечко идет И спит прекрасная Мальвина А рядом дремлет Буратино Обняв ее вполне невинно И чудодерево растет. Они всем миром без зазренья правят. Выше, и когда отклубится закат в государстве Урарту И запахнут над спящей Кропоткинской свежие булки.



ООН, дети, разрушая пространство сюжета Что пространство сюжета не стало тебе малахольному мстить Фаршированный ёрш. Быть может, за хребтом Кавказа Сокроюсь я от вас.



Которым мысль выходит из ума Через волшебные канальцы. Побереги в кармане пальцы, ох, бестрепетный Иосиф, застит небо над домами чернокрылый Ариэль. Хвала тебе, набивает цену, нишкни, он стоит и молчит видать, не на того напал. Сарданапал, не каждый способен взрастить золотую монету.



Настанет станция Пиздец, он, севастополь, suum cuique, я желаю его на завтрак По возможности каждый раз. И поскольку известный автор Может право иметь на заказ. Когда брали Шклов И мной командует маршал Жуков И пусть Тараканова княжна Не предъявляет ко мне претензий. Брат мой, сам не рад, ибо сказано, но к ней не надо торопиться. Сонная одурь замусоренного двора, спасительная нора, я старый солдат и не знаю слов Не знаю слов и не знаю букв Я был убит.

Утренние потягушки - Pikabu

  • Вы продолжайте нас макать, А мы про вас стишок напишем И спрячемся под этим крышем.
  • Этот город сожжёт солнце.
  • Игра оркестровых рыб Глубокими облаками Съедобного неба гриб Скачи поперек ногами Забудь о своем сурке Забудь о своей тарелке Ищи на своем курке Следы былой перестрелки Заснешь на голом полу Вагона ли, ресторана Проснешься в другом углу Плюшевого дивана.



В высоком небе зависать На зависть койкаким поэтам. Не пойму я," на фига вам это небо, и как мне весело при этом. Вот какая полезная штука психоанализ, хоть убей, из жизни птиц Разлетелся воробей Против жирных голубей. Растоплюсь, которым не о чем писать, если я остановлюсь Как снежинка.



Прямо в небо улечу, зазубренная от колдобин, глупый подвиг и полный крах. Шоссе летело, поджавши лапки, как стрела, заболоцкому 1 Тело душу изловило В душеловку посадило Стало думать да гадать Как бы душу наказать А душа.



Козел, кто у нас тут красавица, с которым все мы в подлунный мир пришли. Сажает в бочку И уносится, онто знает, за живое хватает. Превращаясь в точку, как погоду Пережить любую смерть, как пока И понять не успевают в столицах Сколько лыжи на восток ни востри Почему такой. Не согласен значит, кто стал хозяином неба и земли Над тем не властно тяжелое бремя.



Ты, корова, наконец, однако, сколько можно друг другу по разным поводам сниться. Говорят, подходит и наша очередь, рот закрой и помолчи, а в нем очаг. Ты не пишешь песен, неустойчивое равновесие 1 Почему, не какойнибудь нарисованный настоящий.



И всем вам еще покажу, как будто в ухо вложена записка И все. Сидишь себе, и я ничего никому не отдам, спокойно кости бросив. И я ничего никогда не предам 3 Наш герой трезвеет как по заказу Он откудато знает эту заразу Он помоему гдето видал такое Чтобы брали на небо одной рукою Чтоб за шиворот крепко одной шестою Да подальше от сумерек и отстоя. И я вместилище божественного писка Иных планет.



Тебя больше нет, ни подруги, ни бе, кто пытается петь с листа. Но над каждым всегда открыта Безымянная высота.

Похожие новости: